FORMULA-NEWS - Новости автоспорта


Formula news

Формула 1 Первая битва между Михаэлем Шумахером и Микой Хаккиненом

27/12/2016

Первая битва между Михаэлем Шумахером и Микой Хаккиненом

На последнем круге гонки первым мимо старого пит-лейна промчался будущий семикратный чемпион Формулы 1, а за ним следом в считанных сантиметрах шел будущий двукратный – Мика Хаккинен, находившийся в то время в прекрасной форме после убедительной победы в британском первенстве Ф3.

Финн буквально приклеился к Михаэлю, в полной мере используя слипстрим. Но что было дальше?..

В те времена трасса в Макао была несколько иной. Линия старта-финиша располагалась тогда после излома Reservoir, а сейчас – до, к тому же, сам этап проводился из двух гонок, а результаты пилотов суммировались.

Первый заезд выиграл Мика с преимуществом в 2,66 секунды над Михаэлем, так что во второй гонке ему достаточно было удержаться вплотную за пилотом команды WTS Motorsport, чтобы обеспечить себе общую победу. Но дальше был правый изгиб, в то время носивший название Yacht Club Bend, ныне Mandarin Oriental…

«В Mandarin они пропали из вида, – вспоминает босс команды WSR, цвета которой защищал Хаккинен, Дик Беннетс. На Гран При Макао его машины традиционно были выкрашены в гамму Marlboro Team Theodore – не только благодаря спонсорскому пакету гонщиков, но и как дань уважения основателю этой гонки Тедди Ипу. – Вдруг трибуны взревели! Я сразу понял, что что-то случилось, взбежал вверх по ступенькам, потому что раньше не было телевизионных экранов на пит-лейне, и увидел нашу машину в цветах Marlboro в отбойниках...»

Хаккинен попробовал исполнить обгонный маневр, а Шумахер помешал ему это сделать. Малейшее столкновение тут же отбросило автомобиль Мики в левую стену, после чего его швырнуло вправо.

Финн выскочил из своей Ralt-Mugen Honda в абсолютном бешенстве, стукнув со всей силы рукой по барьерам безопасности.

В результате контакта заднее крыло на Reynard-Volkswagen Михаэля оказалось серьезно повреждено, но преимущества над соперниками в несколько секунд ему вполне хватило, чтобы завершить гонку первым.

Это была великолепная битва, особенно если рассматривать ее на фоне будущих бесконечных сражений между легендарными немцем и финном в Больших Призах.

К тому же, возможно, это было самое звездное стартовое поле за всю историю молодежных формул. Про Хаккинена и Шумахера мы уже упомянули, но вы взгляните на список имен остальных гонщиков…

Как и годом ранее, команда WSR с подачи Marlboro пригласила в свои ряды из Ф3000 Эдди Ирвайна, который стал партнером Мики. Также из Формулы 3000 к гонке присоединился Хайнц-Харальд Френтцен, составивший компанию Мике Сало в коллективе Alan Docking Racing, машины которого были окрашены в цвета Camel.

Рикард Рюделл, блиставший в то время в британской Ф3000, стал еще одним возвращенцем из Формулы 3.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Будущая суперзвезда туринга Лоран Айелло перешел из французского первенства в британскую команду Bowman Racing, которой в то время управляли нынешний босс команды Ф3 Тревор Карлин и Энтони Хайет (Double R Racing).

Лидер итальянской Ф3 Алекс Дзанарди пилотировал свою машину в цветах команды RC Motorsport Dallara, а звезда французского первенства Оливье Панис вышел на стартовое поле в составе коллектива KTR Reynard.

Добавьте сюда топовых пилотов Ф3 тех времен Стива Робертсона и Филиппа Адамса, а также пятерых чемпионов – Роберто Кольчаго (Италия), Эрика Элари (Франция), Наоки Хаттори (Япония), Фредрика Экблома (Швеция) и Йо Целлера (Швейцария), – и вы поймете, насколько конкурентной была стартовая решетка Гран При Макао 1990 года.

«В то время выбор гонщиков был намного богаче – мы всегда старались пригласить лучших из лучших, – вспоминает Барри Бланд, с 1983 по 2015 годы занимавшийся организацией самого престижного формульного уик-энда. – Тогда и машин было больше, к тому же, мы делали всё, чтобы привлечь в гонку всех чемпионов своих серий.

Качество гонки всегда было на высшем уровне – вероятно, это было связано с тем, что первенств и машин тогда было гораздо больше. Мы обычно выбирали из порядка 60 пилотов – неудивительно, что нам удавалось собрать на стартовом поле сильнейших».

Хаккинен и Шумахер были выбраны на гонку годом ранее как новички Формулы 3, и события того Гран При Макао 1989 года мало кто вспоминает, а ведь тогда Михаэль легко мог выиграть этап, ему просто не повезло.

С учетом склонности немецкого гоночного сообщества к спорткарам и турингу первенство Ф3 этой страны по уровню оценивалось не столь высоко, как, скажем, британская, итальянская или французская серии. Однако, несмотря на то, что титул 1988 года в немецкой Ф3 достался пилоту WTS Йоахиму Винкельхоку, сооснователь команды Вилли Вебер (его имя было увековечено в первой букве аббревиатуры WTS) обратил внимание на молодого таланта Михаэля Шумахера, заключив с ним менеджерский контракт.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Инженер Клаус Трелла (буква T в сокращении WTS, тогда как последняя литера символизирует Штутгарт) занимался карьерой Шумахера в 1989 году, когда немец едва не выиграл немецкую Ф3 в очной борьбе с Френтценом – оба набрали по 163 очка. Чемпионом в итоге стал Карл Вендлингер, взявший на один балл больше, при этом все трое стали членами новой молодежной команды Mercedes в Группе C в 1990-м.

Но еще до этого Френтцен и Шумахер успели блеснуть в Макао, доказав всем, что немецкое первенство Ф3 ни в чем не уступает своим собратьям по классу.

«Хайнц-Харальд шел впереди, а Михаэль – за ним, – вспоминает Трелла первый заезд Гран При Макао 1989 года. – В итоге Френтцен разбил машину о стену, и мы выиграли ту гонку. При этом в первом заезде у Михаэля стояли более старые шины, а на заключительную гонку он мог поставить свежий комплект (последний из 14, предназначавшихся на уик-энд). Так что мы считали, что победа у нас уже в кармане.

После первых двух кругов Михаэль уверенно лидировал, но на третьем круге отставание соперников значительно сократилось. Мы не понимали, в чем проблема. Я явно видел, что Михаэлю не хватало скорости на прямых – на городской секции все было в порядке, а на прямиках он явно уступал.

Он начал терять позиции, а после восьмого круга заехал в боксы и сказал: «У меня вылетели все передачи, остались только первая и пятая». Оказалось, что к концу второго круга на машине сломалась третья передача, так что ему пришлось переключаться со второй сразу на четвертую – именно поэтому он терял скорость на прямых. На мониторах заметить это было невозможно».

Шумахер уверенно шел к победе в немецком первенстве Ф3 в 1990 году, но на заключительном этапе в Хоккенхайме к чемпионату вдруг примкнул Мика Хаккинен…

«Европейское отделение Philip Morris (материнская компания Marlboro) как-то задались вопросом, зачем они тратят столько денег на участие пилотов в британской Ф3, где мы вынуждены были маскировать название их брэнда из-за ограничений в законодательстве, – продолжил Беннетс. – В результате один из боссов Morris UK сказал: «Мы примем участие в паре европейских этапов Ф3 с Микой и WSR и посмотрим, как пойдет».

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Мы выиграли этап итальянской Ф3 в Имоле, а затем поехали в Хоккенхайм. На пятничных тестах у нас возникли проблемы с зажиганием – появились пропуски, к тому же, нам нужно было поговорить с немецкой командой по поводу передаточных чисел в коробке, но они были за сотни миль от нас.

В итоге мы показали в пятницу 20-е время, это было ужасно. Мы привезли машину Leyton House, которой в регулярном сезоне управлял Минору Танака, сняли с нее практически все электрические компоненты, позвонили Нилу Брауну (конструктору Mugen), перебрали коробку передач, изменив передаточные числа, поменяли настройки пружин, амортизаторов и стабилизаторов, и в субботу утром Мика появился на трассе на старом комплекте резины. После первых попыток он показал большой палец вверх, и мы поставили ему свежие шины.

В это время Михаэль Шумахер спокойно сидел в боксах, сложа руки и не переживая за свое время. Но Мика выехал на трассу, перебил время поула Михаэля, а затем с отрывом в пять секунд выиграл гонку».

В квалификации на старом, правильном Хоккенхайме Мика перебил результат Михаэля на 1,01 секунды – несмотря на то, что сам немец превзошел свое же время поула, показанное здесь ранее по ходу соревновательного года.

«Это был очень длинный и очень скоростной автодром, – вспоминает Трелла. – Мика был невероятно быстр, и я думаю, что то сражение сделало самого Михаэля быстрее».

Быстрее, но недостаточно. В первый квалификационный день в Макао Шумахер проехал круг на 0,38 секунды быстрее прошлогоднего времени поула Отто Ренсинга… но при этом... на 1,12 секунды медленнее восхитительного Хаккинена!

«Думаю, кто-то слишком напряжен и агрессивен, – сказал тогда спокойный и хладнокровный финн. – Они хватаются за руль со всей силы и стискивают зубы. Что касается моих рук, то хоть они и держат руль очень крепко, все остальное тело полностью расслаблено – и это мне очень помогает».

«Мы всегда говорили нашим гонщикам, чтобы они постепенно наращивали скорость на протяжении уик-энда, – заметил Беннетс. – Но Мика не понимал слова "постепенно", он ехал очень быстро сразу же – с первого круга. В те дни не было столь мощной системы сборы данных, как сейчас, а обратную связь Мики было довольно непросто интерпретировать, приходилось до многого догадываться. Но талант у него был неимоверный, это было просто невозможно».

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Шумахер сократил отставание во второй день, выиграв у Айелло сражение за первый ряд на стартовом поле. Однако, поскольку квалификация была разделена на две группы, условия на трассе были разными, и группе Хаккинена в частности не повезло – в повороте Lisboa оказалось разлито масло, а в вираже Maternity Bend стояла разбитая машина Френтцена. Красных флагов в то время не было, и гонщикам приходилось использовать не самые идеальные траектории. Мика после этого сказал, что мог проехать на секунду быстрее.

В первом заезда Михаэль и Мика вырвались вперед, но на торможении Шумахера прошли одновременно Ирвайн и Айелло. Совсем скоро немец смог выйти на третье место, обойдя Айелло в слипстриме в повороте R Bend. А еще чуть позже Ирвайн пропустил апекс в узком вираже Police, и уже к повороту Moorish Шумахер стал вторым.

В процессе гонки Михаэль постепенно сократил отставание от Хаккинена, который, к большому неудовольствию Беннетса, раньше стал снимать ногу с педали газа на последнем круге, позволив немцу приблизиться.

«Я же просил Мику выиграть заезд с максимально возможным отрывом, чтобы обезопасить себя во второй гонке на случай возникновения проблем, – сказал Беннетс. – Конечно же, во втором заезде Михаэль обошел его слипстримом и…

В то время не было радиопереговоров на трассе, мы могли пользоваться только старой системой Peltor, когда машина находится в статическом положении. Но я говорил Мике: «Если Михаэль пройдет тебя, постарайся просто оставаться в секунде от него, и ты выиграешь Гран При Макао».

Но Хаккинен хотел выиграть не только по сумме заездов, но и непосредственно на трассе. Скорость Михаэля и Мики была просто запредельной. Финн проехал свой быстрый круг в гонке даже с лучшим временем, чем в квалификации, и на четыре секунды быстрее лучшего времени Дэвида Брэбема в прошлогодней гонке. Но его желание победить сыграло с ним злую шутку…

«Когда он вернулся в боксы, на нем лица не было, – вспоминает Беннетс. – Бедный парень. Но я все равно дал ему нагоняй, в ответ на что он только отмахнулся».

Всего в нескольких метрах от этой личной трагедии победу на этапе праздновала команда WTS. Шасси Reynard 903, за рулем которого Шумахер выиграл гонку, считалось в Великобритании довольно слабым – к 1991 году от него отказались практически все клиенты, – но при этом оно было оборудовано очень мощным двигателем VW, доработанным в Spiess.

«У Мики, бесспорно, была более быстрая машина, – сказал Трелла. – Для него не составило бы проблем обойти нас.

Проблема была в самом Мике. Он дернулся влево, Михаэль сделал то же самое, затем вправо, но было уже поздно. В результате он ударил своим передним антикрылом в заднее крыло Михаэля, что привело к поломке нижней плоскости справа. Левая ее часть держалась, но сама плоскость оказалась расположена под углом 30 градусов».

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Удивился ли Трелла тому, что Шумахер смог довести дело до победы с поврежденным крылом?

«Нет, это была не такая большая проблема, – ответил он. – До следующей машины был приличный запас – секунд пять или восемь, так что все было нормально».

«Я думаю, этот парень просто сумасшедший, – сказал сразу после заезда Шумахер. – Никто не атакует так на последнем круге дистанции, это было не нужно. Я всю гонку провел с мыслью о том, что итоговая победа достанется ему, так что сейчас я просто счастлив».

«Я очень расстроен тем, что он сделал, – ответил недовольный финн. – Это был просто шокирующий ответ на скорости за 240 км/ч. Я был немало удивлен, когда он сменил траекторию. Я понимал, что могу обогнать его, но он сместился прямо на меня. В тот момент я уже попрощался с жизнью».

Но от Беннетса Мика сочувствия не дождался.

«После гонки много всего можно говорить, – заявил босс. – Но я напоминал ему: «Будь проще, Мика, тебе не нужно его обгонять».

Даже на поврежденном автомобиле Шумахеру удалось финишировать первым с 8-секундным отрывом от Айелло, который опроверг разговоры о том, что его победа в гонке поддержки в Монако была лишь случайностью.

В отличие от соотечественника, Мика Сало действовал в гонке более консервативно и финишировал третьим, зная о том, что результат первого заезда позволит ему взять итоговое второе место.

Ирвайн стал четвертым с приличным отставанием, а первую шестерку замкнули Рюделл и Дзанарди. Целая россыпь будущих звезд автоспорта…

«Вы думаете, Шумахер специально оттормозил Хаккинена, как это зачастую делается в картинге? – задался вопросом Барри Бланд. – В то время было огромное количество разговоров о том, что Михаэль нарочно замедлился, иначе Мика не въехал бы в него. Как бы то ни было, Хаккинену нужно было включить голову...»

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Для команды WSR то столкновение в Макао стало большим разочарованием еще по одной причине. Дело в том, что уже в следующий уик-энд гонщики вернулись в строй и вступили в новое сражение – на этот раз в японском Фудзи. При этом организаторы учредили приз размером 20 тысяч фунтов стерлингов за победный дубль в двух дальневосточных этапах.

Но Хаккинен не только лишил свою команду возможности побороться за главный приз, но и подкинул своим механикам немало работы, разбив шасси, не говоря уже о необходимости перекрашивать автомобиль в цвета Casio на один только этап в Японии.

Это было время непростых отношений между гонщиком и командой. В 1988 году Хаккинен выиграл титул в серии European Opel Lotus с коллективом Dragon Motorsport, а следующий год в британской Ф3 с той же командой провел далеко не лучшим образом.

В то время Мику консультировал Кеке Росберг, а делами самого Кеке в 70-х в Формуле Atlantic и в Ф2 занимался Беннетс. И даже когда еще не было известно, будет ли Marlboro продолжать поддерживать Хаккинена, Росберг пообещал Беннетсу, что Мика проведет сезон в команде WSR, если будет необходимо. В результате его протеже удалось блеснуть в Великобритании, но не в Макао…

«Я ему не давал спуску, – вспоминает Беннетс, – и причин на то было ровно две. Во-первых, он разбил наше шасси, а во-вторых, сам упустил возможность побороться за приз. 20 тысяч фунтов по тем временам были огромные деньги для Ф3.

Когда мы заселялись в отель в Фудзи, Мике пришел телекс, и я сказал, что занесу ему его в номер. Но я полюбопытствовал, от кого пришло сообщение. Оказалось, что от команды Lotus F1. И тогда всё встало на свои места. Он пытался выиграть в Макао обе гонки и произвести впечатление, поскольку вел переговоры с Lotus».

В Фудзи к пелотону присоединились несколько машин – по большей части из японского первенства, – и этап проходил также из двух заездов.

Шумахер выиграл общий зачет и стал обладателем заветного денежного приза после продолжительной борьбы в финале с недооцененным Робертсоном. Хаккинен рано разбил свою машину и вовсе пропустил решающий заезд. Бесславное окончание блестящего сезона на фоне восходящей звезды Михаэля Шумахера...

«Мика не был столь же силен, как раньше, – подвел итог Трелла, проведя параллели со знаменитой ошибкой Хаккинена в Монце в 1999-м. – Что-то в его голове сломалось...»

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7327/schumacher-vs-hakkinen-the-first-coming

(c) autosport.com
(c) autosport.com

autosport.com.ru